Размер:
AAA
Цвет: CCC
Изображения Вкл.Выкл.
Обычная версия сайта
Вернуться к русскому языку Translate into English Ins Deutsche bersetzen
Поиск
353596, Краснодарский край, Славянский район, с. Ачуево, ул. Ленина, 43
Наш адрес
8 (86146) 75-5-16
Контактный номер

История Ачуевского сельского поселения

Село Ачуево – административный центр Ачуевского сельского поселения, является сегодня старейшим населенным пунктом Славянского района. История его существования насчитывает почти 320 лет.

Истории села посвящена одна из работ выдающегося кубанского историка и краеведа Прокопия Петровича Короленко «Ачуев 1697 – 1897». В дальнейшем мы будем ссылаться на его статью, приводя отрывки из нее с небольшими сокращениями и пояснениями.

После взятия Петром Великим в 1696 году Азова турки начали укреплять берега Азовского моря, от низовьев Дона до низовьев Кубани, чтобы закрыть русским войскам путь с Кубанской стороны к главному стратегическому пункту - Тамани, охранявшей переправу через Босфорский (Керченский) пролив в Крым.

Из показаний вышедшего с кубанского края пленного запорожца Степана Ковалева стало известно, что в числе турецких укреплений, по восточному берегу Азовского моря, турки, весною 1697 года, начали строить при устье Черной Протоки (р. Протоки), текущей из р. Кубани в Азовское море, земляной городок, с дубовым острогом, на 200 саж. в длину, по 2 саж. в вышину и по одной саж. толщины (стены), с пушками на раскатах.

Название этому городу турки дали Ачуев.

Ачуев с моря был открыт, с сухого же пути мало доступен потому, что вокруг него верст на сорок залегали топкие болота и непроходимые по плавням густые камыши с черной лозой.

Во время русско-турецкой войны, осенью 1739 года, тридцатитысячный русский отряд двинулся из Азова в поход для разорения турецких городов Ачуева, Темрюка и Тамани. Командующий отрядом - генерал-лейтенант Дебриллье шел с войсками морем на флотилии, а донские казаки с атаманом Ефремовым и калмыками сухим путем. При устье речки Челбаши, впадающей в Азовское море, Ефремов сошелся с Дебриллье и, по приказанию последнего, пошел вперед берегом моря к Актару – бактару (Ахтари), к тамошнему городищу, откуда отправил легкий отряд из казаков и калмыков для обозрения прохода к Ачуеву, но окружающая этот город местность до самой Кубани была настолько болотиста и покрыта камышами, что отряд никаких удобопроходимых дорог не нашел. Тогда, по приказанию Дебриллье, Ефремов переправил свои войска на другую сторону Ахтарского залива на лодках, а лошадей перевел вплавь, при этом потеряв 27 пушек. Далее казаки шли морским берегом к Ачуеву рядом с регулярными войсками, двигавшимися на судах морем.

Турки, знавшие о движении русских войск, поджидали уже наш отряд и ночью на четырех башнях зажгли фонари. 18 сентября русские войска приблизились к Ачуеву, и началось сражение с турками. 20 числа донцы подошли к р. Протоке и на пароме, устроенном из лодок, под турецкими выстрелами переправили на Ачуевский берег артиллерию и прочие припасы. Ночью на море произошел сильный шторм. Вода в Протоке высоко поднялась, и бушующие волны разбили паром, суда были выброшены на берег, а переправленные на левую сторону реки артиллерия, боевые и прочие припасы были залиты водой. К полудню шторм на море стих, вода начала входить в берега, а к вечеру наши войска оправились, подошли к Ачуеву и начали пушечный обстрел. Турки, со своей стороны отвечали пушечным огнем. От пущенных русскими бомб в городе загорелись деревянные строения, но ночью на море вновь поднялся шторм, вода стала выходить из берегов и наши войска вынуждены были оставить блокаду и бомбардировку Ачуева. Исправленный было на Протоке мост разнесло, флотилию разбило, припасы намочило. Далее держаться было невозможно. Грозная стихия заставила снять осаду Ачуева. В виду этого Дебриллье по окончании шторма собрал остатки судов, починил поврежденные из них и 25 сентября двинул свои войска из под Ачуева в обратный путь.

Так неудачно закончился Ачуевский поход Дебриллье, после которого генерал уже не пошел к Темрюку и Тамани, и вернулся в Азов.

По заключении с турками мира разрушенный Ачуев в 1747 году, по распоряжению Оттоманской Порты, был восстановлен Крымским Ханом Солим-Гиреем, для чего мастеровые и материалы были доставлены из самого Стамбула.

По характеру сооружений город Ачуев представлял собою небольшое укрепление, план которого описывался современниками так: «вал деревянный насыпанный землею, у коего наружные стороны на каменном фундаменте; приступ насыпан землею; полисад вокруг крепости, прикрывающий наружные стены фундамента; на бастионах вместо туров сделаны ящики из брусьев насыпанные землею; нижние батареи при коих приделаны платформы для постановления пушек; наклонившаяся стена коя вскорости упасть может; пороховые амбары; амбар с ядрами и картечами; мечеть; комендантский дом; бывшие янычарские казармы; кладбище; лавки; форштат обывательский; небольшие сады».

Из этого описания видно, что Ачуев не представлял из себя неприступной твердыни, но с сухого пути его трудно было взять из-за окружающих город болот, подсыхавших только во время лета или замерзавших зимой.

В Январе 1777 года Шагин-Гирей, бывший с бригадиром Бринком на Кубани для утверждения своей власти над кубанскими жителями, решил овладеть и турецкими крепостями, находившимися в этом крае. С этою целью он склонил на свою сторону Ногайцев Бурлацкой орды и с ними взял без боя Ачуевскую крепость, где нашел из военных запасов 30 пушек и 40 бочек пороха. Тогда Бринк, не принимавший участия в занятии Ачуева, ввел туда свой гарнизон из роты пехоты и Шагиновых бешлеев, а находившихся там турок вывел из крепости на форштадт. В это время Ачуевские жители, оставшись на месте, принесли присягу на верноподданство Крымскому хану Шагин-Гирею.

С тех пор Ачуев остался за Крымом вместе с другими крепостями турецкого владения, находившимися на Таманском полуострове, из которых только один Темрюк защищался от Шагин-Гирея.

16 Января 1778 года в Копыл на место Бринка прибыл генерал А.В. Суворов и сразу же начал укреплять форпостами Кубанскую кордонную линию, чтобы обезопасить Кубанских жителей и свои войска от набегов закубанских горцев. Вместе с тем Суворов для безопасности сообщения с Кубани в Азов укрепил Азовскую береговую дорогу редутами, которые построил на Кирпилях и Бейсуге, а крепость Ачуев, в которой еще Бринком был поставлен пост, занял русским гарнизоном.

Таким образом, весь Кубанский край оказался в русских руках.

После отъезда Суворова с Кубани при войсках остался генерал Райзер, который после подписания 10 марта 1779 г. между Россией и Оттоманской Портой Айналы-Кавакской конвенции, согласно которой была подтверждена независимость Крымского ханства, был отозван с Кубанским корпусом в пределы России, а все устроенные в Кубанском крае укрепления были разорены.

Вслед за выходом русских войск из Кубанской земли там начались волнения, дошедшие в 1781 году до открытого бунта. Для усмирения бунтовавших в Кубанский край вновь были выдвинуты русские войска с двух сторон: туда выступили со своими корпусами от Кавказской линии генерал Фабрициан, а из-за р. Еи генерал Пиль, которые вынудили ногайские племена уйти за Кубань.

За волнениями на Кубани последовало возмущение и в самой Тамани, поднятое братьями хана Батыр и Арслан – Гиреями, а отсюда мятеж еще больше распространился в Кубанском крае. От таких волнений и вмешательства в крымские дела с одной стороны Турции, а с другой России хан Шагин-Гирей попал в безвыходное положение. Ему оставалось одно из двух или покориться по прежнему Турецкому султану, - как главе всех мусульман или поддаться русской государыне, - постоянной его защитнице и покровительнице. Он избрал последнее и манифест Екатерины II от 8 апреля 1783 года возвестил о присоединении Крыма и Кубанских земель к Российской Империи.

После войны с турками 1787 – 1791 гг. Кубанская граница еще раз была подтверждена договором, заключенным в Яссах 29 декабря 1791 года, а 30 июня 1792 года последовало Высочайшее повеление о предоставлении Кубанских земель с Фанагорийским (Таманским) островом в вечное владение войску верных Черноморских казаков, живших в то время на отвоеванной у турок земле между Бугом и Днестром у Черного моря.

Когда Кубанский край вошел в состав России и, за выходом туземных жителей, совсем опустел, Императрица Екатерина Алексеевна предоставила во владение князю Григорию Александровичу Потемкину Ачуевскую дачу с принадлежащими к ней рыболовными местами в Азовском море, береговым лиманом и соляными озерами. Всю эту дачу светлейший князь Потемкин подарил в 1790 году Черноморскому войску, гетманом которого являлся, на что дал свой ордер от 19 апреля того же года. В ордере этом Ачуевская дача просто именовалась Таманскими рыболовными местами, потому что она начиналась от Тамани и шла берегом Азовского моря, до р. Черной Протоки (р. Протоки), где и находился город Ачуев.

Вслед за этим гетман Потемкин своим универсалом от 26 мая того же 1790 года предписал Кошевому Черноморского войска послать своих старшин для осмотра подаренных рыболовных мест и пригласить находившихся на тамошнем рыболовстве «работников из малой России и Польши» записаться в Черноморское войско.

Послать старшин Черноморского войска в далекий Кубанский край в то время было крайне неудобно, потому что турецкая война была в самом разгаре и Черноморское войско принимало деятельное участие в военных действиях с турками, при том же и далекое расположение Ачуева от места дислокации войска на Днестре мешало вести Черноморцам в Кубанском крае войсковое промысловое хозяйство. По этим или по другим причинам Черноморское войско не воспользовалось сразу даром своего гетмана, а в следующем 1791 году Ачуевская дача, по распоряжению Потемкина, была отдана Донским войсковым атаманом генералом Иловайским в откупное содержание того же войска казаку Селиверстову.

Не смотря на это Ачуевские рыболовные места все-таки считались за Черноморским войском, так как об отмене дара от князя Потемкина письма не было и само войско не отказывалось от принятия названных рыболовных промыслов. Когда война с Турцией окончилась, Кошевое Управление Черноморского войска воспользовалось своим правом и командировало в Кубанский край для осмотра тамошних мест полковника М. Гулика со старшинами и командой казаков.

Полковник Гулик, переправившись через Керченский пролив, сначала осмотрел тамошний полуостров, назначенный князем Потемкиным под поселение Черноморского войска, а затем, объехав вокруг Кубанскую землю, добрался на Азовском побережье и до Ачуева. Место это Гуликом в составленной им ведомости описано так: «Над Черной Протокой и город Очуев, в коем крепость земляная, но отчасти уже разорена и около оной две канавы наведенные полною водою; с оных полисадник вырублен; внутри города два запасных каменных погреба; на батареях же девятнадцать пушек больших, в том числе медных четыре, а прочие чугунные… В Очуеве есть часть садов. Кроме этого в той же ведомости значится: - «от самого Ахтарского залива на Ачуевской косе даже до Товгарского ерка все соляные озера… От Очуева по над морем и Темрюку нижеписанные есть лиманы: 1) Очуевский соляной, 2) Сладкий, 3) Янев, 4) Курковский, 5) Темрюкский, 6) Кандаурский… От Ахтарского гирла даже до Протока в степь верст за 30 большие болота и камыши, а отсель вокруг Очуева со всех оного сторон за 40 верст везде болота и камыши, а в некоторых местах есть черная лоза, а отсель по над морем даже до Темрюка таковые-ж… земля способная». Далее упоминается за Темрюком Песчаный ерок и балка Шумукой, за которой начиналась Северная коса, называвшаяся Еникольской, так как она, протягиваясь в море длиною около 70 верст, подходила к самому Ениколю (крепость в Крыму на берегу Керченского пролива).

В виду того, что Еникольская коса в Ачуевской даче занимала весьма большое пространство земли на Азовском побережье и к ней прилегал г. Тамань, князь Потемкин в означенном выше ордере 19 апреля 1790 года, как можно полагать, называл всю эту местность с рыбными её ловлями, даримыми Черноморцам, - Еникольским округом с Таманом.

В то время как полковник Гулик скитался по Кубанской земле и занимался ее описанием, другой полковник войсковой судья Черноморского войска Антон Головатый отправился в Петербург хлопотать у престола монархини о добавлении к Таманскому или, как тогда писалось, Фанагорийскому острову еще и Кубанской земли для поселения Черноморских казаков, переводимых из отданной было им земли между Бугом и Днестром.

Головатый преуспел в своем ходатайстве. Просьба верных казаков войска Черноморского была уважена и Государыня Императрица пожаловала этому войску в вечное владение остров Фанагорию и Кубанскую землю, на что дала всемилостивейшую грамоту от 30 июля 1792 года, в которой, среди прочего, значилось: - «Все состоящие на поминутой нами пожалованной земле всякого рода угодья на водах же рыбные ловли остаются в точном и полном владении и распоряжении войска Черноморского».

В эти угодья вошла целиком вся Ачуевская дача с рыбными ловлями и соляными озерами, которые раньше подарил Черноморскому войску князь Потемкин.

Черноморское войско, переселившись в 1792 году на вновь пожалованную Кубанскую землю, распорядилось через свое войсковое правительство принять в свои владения все рыболовные места Азовского побережья, а в числе их и Ачуевскую дачу с соляными озерами, находившуюся тогда в аренде у казака Селиверстова. По этому распоряжению офицер Шепелев объехал все рыболовные места и объявил всем частным лицам, занимавшимся там свободным рыболовством, чтобы они к весне 1793 года покинули войсковые земли со своим имуществом, от арендатора же Селиверстова потребовал, чтобы и он к тому же сроку удалился из Ачуевской дачи, заплатив арендные деньги за рыболовство и соляную промышленность за вторую половину 1792 года уже не генералу Иловайскому, а Черноморскому войску.

С 1793 г. войсковое начальство Черноморского войска устроило в самом Ачуеве войсковой Ачуевский Чернопротоцкий рыболовный завод и для заведывания им назначило опытного старого рыболова хорунжего Дубчака, со званием шапаря (смотрителя) и с содержанием в 300 руб. в год.

С тех пор Ачуев стал приносить Черноморскому войску самые большие со всех оброчных статей доходы, а имя князя Потемкина, первого дарителя Ачуева Черноморцам, навсегда осталось в памяти благодарных казаков.

С развитием Ачуевского рыболовства, старый турецкий город, давно заброшенный, принял новый вид и оживился. Ачуев превратился в богатый русский торговый пункт, с миллионными оборотами. Стечение народа в Ачуев из года в год увеличивалось, доходя в сезон до 1000 человек. Всего в Ачуеве было вдоволь, но не было самого важного для русского человека – храма Божьего, где бы православное население Ачуева могло приносить общую молитву за создателя Ачуевского рыболовства Григория Александровича Потемкина. Принимая во внимание, что в Ачуевском рыболовном заводе, при неимении храма Божьего и его служителей, все духовные требы исполняли церковнослужители ближайшей приходской Николаевской церкви куреня Ново-Нижестеблиевского (он же Гривенский), отстоящего от Ачуева на расстоянии 60 верст, протоиерей Кирилл Россинский в 1813 г. возбудил ходатайство по духовному ведомству через Екатеринославскую Духовную Консисторию о дозволении устроить в Ачуеве отдельную церковь, от таковой Николаевской Ново-Нижестеблиевского куреня, с посвящением нового храма во имя Покрова Пресвятой Богородицы. Архиепископ Екатеринославский, Херсонский и Таврический Иов, не разрешая строить в Ачуеве церковь, дозволил соорудить там молитвенный дом с тем, чтобы он был снабжен святым антиминсом для богослужения, а производить таковое предоставил священно-церковно-служителям названной Николаевской церкви по очереди. По этому разрешению молитвенный дом в Ачуеве был устроен и в нем производилось богослужение только тогда, когда можно было проехать через болото от куреня Ново-Нижестеблиевского до Ачуева, но в 1841 году дом этот, за совершенной ветхостью, по распоряжению Черноморской войсковой канцелярии, был продан в разобранном виде за 9 руб. 42 ¾ коп. серебром.

Еще до начала существования в Ачуеве молитвенного дома наказной атаман Черноморского войска, генерал Завадовский, в июле 1835 года сделал представление командиру отдельного кавказского корпуса барону Розену следующего содержания: - «Войсковой Ачуевский рыболовный завод есть дар принесенный войску Черноморскому от щедрот покойного генерал – фельдмаршала, светлейшего князя Григория Александровича Потемкина-Таврического, которому оный пожалован блаженной памяти Государыней Императрицей Екатериною Алексеевною. Его Светлость предстательствуя у монаршего престола о пользах Черноморских казаков за их верные службы изволил пожертвовать им завод сей в вечную собственность, желая тем изъявить знак особенного внимания Черноморцам так доблестно выполнявшим долг свой на разном поле под начальством светлейшего князя. Войско Черноморское благоговея к памяти знаменитого вождя и взирая на дар его как на памятник славы своей и вместе как на источник вспомоществующий нуждам войсковым приносимыми им доходами давно желал увековечить память благотворительного князя построением в Ачуевском укреплении, где находится рыболовный завод каменной церкви, об одном престоле, во имя Св. Григория Богослова».

Такое представление атамана Завадовского, выражавшее общее желание Черноморцев почтить святым храмом память своего благодетеля Григория Александровича Потемкина, доложенное Святейшему Синоду и Государю Императору Николаю Павловичу военным министром графом Чернышевым, удостоилось синодального одобрения и высочайшего разрешения, по которому последовало повеление Его Величества в 1838 году соорудить в память фельдмаршала князя Потемкина-Таврического в Ачуевском укреплении каменную церковь во имя св. Григория Богослова на войсковой счет для чего ассигновано из суммы войска Черноморского 11791 р. 8 к. серебром.

По Высочайше утвержденному плану церковь в Ачуеве была выстроена подрядчиком купцом Степаном Еременко и принята войсковой канцелярией, через особую комиссию, в 1842 году, и, таким образом, заменила проданный на слом молитвенный дом.

В построенную Ачуевскую войсковую церковь первоначально, по распоряжению войскового начальства, в 1843 году, был поставлен старый иконостас из войсковой богадельнинской церкви, а церковная утварь поступила из разобранного Ачуевского молитвенного дома, новый же иконостас было поручено написать академику Черноморского войска сотнику Шамраю, но сделанные им на полотне иконы признаны были неудовлетворительными и приняты не были.

На сооружение иконостаса в Ачуевскую церковь была открыта подписка доброхотных пожертвований. Войсковое правительство со своей стороны никаких заказов уже по изготовлению иконостаса не производило. Ачуевская церковь и без этого имела полную возможность украситься добровольными пожертвованиями своих прихожан, довольных тем, что дождались иметь у себя прекрасный каменный храм, в котором началось уже постоянное богослужение назначенным от духовного ведомства священником.

Положением военного совета, Высочайше утвержденным 16 октября 1858 года, Черноморскому войсковому начальству было предоставлено право избирать ктитором или церковным старостой в Ачуевскую войсковую церковь способных и благонадежных лиц с утверждением их в этом звании епархиальным начальством.

Как мы уже писали выше, после возвращения казаком Силиверстовым Черноморскому войску Ачуевских рыбных промыслов, на первых порах Войско предпочитало вести дела самостоятельно. Лов рыбы входил в служебную повинность казаков, назначавшихся на завод, как на военную службу. Под руководством хорунжего Дубчака рыболовные ватаги, состоявшие из 130 – 150 человек, солили рыбу, приготавливали клей, жир и икру, получая за свою службу 50% дохода.

С 1795 года, для повышения доходности, рыбные промыслы были переведены на откупную систему. Откупщик-арендатор платил войску фиксированную плату за каждый вид полученной продукции и зарабатывал на разнице, полученной от дальнейшей ее реализации. Первый контракт на взятие откупа был заключен 28 марта 1795 года с полковым квартирмейстером области Войска Донского есаулом Ф. Гусельщиковым и принес войсковой казне доход в 70 тысяч рублей. С тех пор в числе откупщиков, сменяя друг друга, находились купцы Николаев, Сыромятников, Кузин, Якучаев, Булгаков, Антимонов, Дубина и Бетхер. В 1844 году откупной контракт был заключен с купцом Александром Посполитаки, который являлся одним из самых крупных капиталистов Юга России того времени. Период хозяйствования Посполитаки, который продлился до 1868 года, был для Ачуевских рыбных промыслов самым тяжелым и разорительным. При небольшой арендной плате в 30 тысяч рублей в год Посполитаки всеми путями старался увеличить количество вылова рыбы. Являясь собственником сетей, дубов (лодок), складов, кабаков и лавок, располагавшихся на территории завода, Посполитаки беспощадно эксплуатировал забродчиков, загоняя их в долги и оставляя без заработка.

С 1868 года по 1910 год Ачуевские рыболовные промыслы Черноморским, а затем Кубанским казачьим войском отдавались на откуп различным предпринимателям, в числе которых были купцы Акулов, Шарапов, Алавердов, Бедросов и другие. Годовая арендная плата к 1890-ым годам доходила до 112 тысяч рублей, однако к началу ХХ века доходность промыслов стала резко снижаться. Сказывались последствия бесконтрольного вылова рыбы и отсутствия системы ее воспроизводства. По сравнению с 50-ми годами XIX века добыча красной рыбы, например, уменьшилась в 5 раз, икры – более чем в 7 раз.

С 1910 года по 1920 год Войско само вело хозяйственную деятельность, назначив на должность смотрителя - казака станицы Гривенской Моисея Федоровича Ефименко. Вылов рыбы по-прежнему осуществлялся ватагами, которые формировались по усмотрению подрядчиков – атаманов. Готовая продукция вывозилась за границу судами, которые подходили к устью р. Протоки из г. Керчи и реализовывалась на внутреннем рынке. Для охраны рыбзавода от налетов банд содержался отряд милиции из 12 человек.

После окончания гражданской войны, разгрома Врангелевских войск, десанта Улагая и банд Рябоконя в Ачуеве установилась Советская власть.

В 1922 году, по ходатайству рабочих, Ачуевскому рыбозаводу было присвоено имя В.И. Ленина.

В новых условиях хозяйствования на рыбзаводе начали организовываться рыболовецкие коллективы, численностью от 10 до 30 человек, были отремонтированы дубы, солила, снасти, повысилась трудовая дисциплина. На промысле стала налаживаться жизнь. Появилась художественная самодеятельность. Выступали не только местные жители, рассказчики, чтецы, гармонисты и балалаечники, но и приезжие из соседних станиц. Ставили спектакли, привозили немые фильмы, выпускали стенные газеты, в которых высмеивали лодырей и, особенно, пьяниц. Начали приезжать комиссии по изучению дел с техникой безопасности, медицинским обслуживанием, санитарией. Рабочих заставляли вести простейшую борьбу с клопами, блохами, вшами. Деревянные кровати выносили из помещений и обрабатывали кипятком. Нижнее, нательное белье, постельные принадлежности прожаривали в бане. Следили и за состоянием мусоросвалок и отхожих мест.

В 1927 г. появились изменения и в организации ловли рыбы – конторский лов, который теперь производился ватагами, имеющими по три звена и руководимыми бригадирами. Работа каждого звена ограничивалась восемью часами. Но лов не прекращался. На смену одному звену, становилось другое, потом – третье. Рыбакам устанавливалась гарантированная заработная плата.

В 1930 году начали организовываться рыболовецкие артели, которым были переданы водоемы. Теперь они стали главными поставщиками рыбы заводу. Для обслуживания рыболовецких артелей Кубани был создан Кубанский межрайрыбакколхозсоюз, который обеспечивал рабочих всем необходимым для постройки орудий лова и переработки продукции. В 1932 году на берегу Азовского моря была создана моторно-рыболовная станция (МРС) вокруг которой в последствие вырос целый рабочий поселок.

В 1934 г. был образован Совет депутатов трудящихся, который вплотную занялся социально-культурной жизнью жителей поселка. Под опекой и контролем Совета успешно функционировала общеобразовательная семилетняя школа, построенная из камня, оставшегося от разобранной церкви и колокольни; в бывшей конторе управляющего промыслом разместилась больница рыбозавода со стационаром на 10 коек; вместо примитивной бани была построена более благоустроенная, отвечающая санитарным нормам; бывшие казармы и дом священника оборудованы под квартиры; начал функционировать клуб, в котором работал на общественных началах духовой оркестр, успешно функционировали детские ясли и детский сад. В этот же период начинает устойчиво работать дизельная электростанция, которая вырабатывала электрический ток не только для освещения территории завода, но и территории поселка, в квартирах появилась «лампочка Ильича».

В связи с увеличением производственной программы, в поселок начали прибывать коммунисты и комсомольцы из других районов края, которые стали основой для формирования в поселке партийной и комсомольской ячеек. Эти общественные организации внесли свежую струю как в производство, так и в социально-культурную сферу. В клубе заработала художественная самодеятельность, проводились торжественные собрания, посвященные годовщинам Великой Октябрьской социалистической революции, Дню Международной солидарности трудящихся – 1 Мая, Дню Рыбака. Здесь же к концу 30-х годов стали проводиться Новогодние праздники.

В эти же годы на Ачуевском рыбзаводе начала действовать первичная организация профессионального Союза рыбников – завком, стали работать цехкомы, которые огромное внимание уделяли не только организации труда на заводе, но и повседневной, бытовой жизни рабочих.

Большое внимание советской власти уделялось не только развитию промысла, но и сохранению рыбных запасов. В 1938 году, в самом устье р. Протоки был построен рыбоводный завод, который занялся воспроизводством леща, судака и тарани.

С началом Великой Отечественной войны рыбаки Ачуевского рыбозавода, как и тысячи их земляков, ушли на фронт. В первый день войны, на границе, в Брестской крепости принял бой Леурда Георгий Павлович из х. Слободки. В том бою он был тяжело ранен, попал в плен и всю войну провел в фашистских лагерях смерти. В Брестской крепости погиб рыбак Вертий Григорий Ефимович, в 1941 году погиб Бутенко Михаил Иванович – печник Ачуевского рыбозавода. В 1942 году в Крыму смертью храбрых пал бригадир рыбколхоза имени 1 Мая Уманец Степан Кузьмич… Многие ачуевцы – рыбаки, рабочие, замечательные труженики и настоящие патриоты не вернулись домой. Всего более 100 человек.

С 5 августа 1942 по 25 февраля 1943 года в Ачуеве установился гитлеровский оккупационный режим. Фашисты квартировали в ст. Петровской, время от времени наезжая в поселок и требуя восстановления рыбодобычи. Но восстановить производство оккупантам не удалось – завод находился в эвакуации, часть флота была мобилизована в Азово-Черноморскую флотилию, другая была затоплена или сожжена местными жителями.

Сразу же после изгнания фашистов силами стариков, детей и женщин началось восстановление рыболовного промысла. Поднимали со дна лиманов затопленные лодки, вручную изготавливали орудия лова, ремонтировали емкости для засола рыбы – нужно было помогать фронту.

40-е и 50-е годы в истории поселка Ачуево отмечены героическим трудом местных жителей по восстановлению поселка, переоснащению завода и цехов, разбросанных по всему Славянскому району. К концу 50-х годов силами рыбзавода, руководимого инициативным и высококвалифицированным хозяйственником Андреем Платоновичем Реука, расширяется жилищный фонд поселка – строятся одноэтажные двухквартирные дома, строится новая, благоустроенная баня, обновляются и упорядочиваются цеха: Славянский, Черный Ерик, Ачкоса, Гривенский, Кучугуры, Талгирский, Тройник, Рясной, Сладковский.

В декабре 1963 года Ачуевский рыбзавод им. Ленина возглавил Иван Егорович Сахно, с именем которого связан расцвет поселка и промысла. В начале 60-х годов завод начал осваивать выпуск новых видов продукции, произошла модернизация процесса обработки сырья, погрузки, выгрузки рыбы, использовались новые виды орудий лова. Новый импульс получило жилищное строительство – были построены двухэтажные шестнадцатиквартирные дома, в нижних этажах которых открылись современные, благоустроенные магазины. В 1968 году общими усилиями населения поселка и Ачуевского рыбзавода была построена новая школа на 560 мест. В Ачуеве в этот период проживало 1400 человек, к услугам рабочих имелся детский сад и ясли, школьников из х. Слободки к месту учебы подвозил специальный катер. Старое здание школы было переоборудовано в Дом культуры, в котором работала художественная самодеятельность, киноустановка, различные кружки, проводились собрания актива партийной и комсомольской организаций поселка. Для стабильного обеспечения поселка водой была построена водонапорная башня.

Завод значительно улучшил свою материально-техническую базу, рабочим и их семьям были созданы все условия для лечения и отдыха. Рост механизации способствовал развитию рыболовства, увеличению выпуска продукции не только из того сырья, которое добывалось в Азовском море, но и которое завозилось из Новороссийского и дальневосточных портов.

С каждым годом рос и хорошел поселок, увеличивался достаток в семьях рабочих, в домах появились первые радиоприемники и телевизоры, многие жители стали обладателями мотоциклов и металлических лодок с моторами. Будущее было многообещающим, но в ночь с 28 на 29 октября 1969 года в Ачуево пришла беда. Под напором юго-западного, а затем северо-западного ветров нагонная волна ударила по восточному берегу Азовского моря. Уровень воды в Ачуево поднялся на 1,5 метра, сильным течением был снесен рабочий поселок моторно-рыболовной станции, стихия нанесла огромный урон Ачуеву, осетрово-рыбоводному и рыбному заводам, погибли люди. Жители, пережившие страшную трагедию, стали покидать поселок – из 1500 человек населения осталось только 716.

Не смотря на выделение правительством РСФСР больших материальных средств на восстановление жилых домов и производственных зданий, поселок МРС уже не восстановился, для его жителей были построены новые дома в х. Слободка. Для рабочих осетрово-рыбоводного завода был построен новый дом в пос. Ачуево.

В начале 70-х годов, в связи с переориентацией рыбной отрасли на рыбоводчество, началась реорганизация рыбообрабатывающих и раборазводных заводов. В 1971 году, на основании приказа Краснодарского производственного объединения «Краснодаррыбпром», Ачуевский рыбозавод имени В.И, Ленина был реорганизован в филиал объединения «Краснодаррыбпром», а в 1979 году он был объединен с Ачуевским осетрово-рыбоводным заводом и получил название Ачуевский рыбообрабатывающий осетрово-рыбоводный филиал объединения «Краснодаррыбводпром». Однако такая реорганизация и финансирование по остаточному принципу привели производство в упадок, в связи с чем, приказом Министерства рыбного хозяйства СССР от 1981 года № 130, рыбзавод был реорганизован в Ачуевский филиал объединения «Краснодаррыбпром».

С каждым годом, с интенсификацией производства и развитием завода, рос и благоустраивался поселок. В 1985 году были сданы в эксплуатацию три шестнадцатиквартирных двухэтажных дома. На рыбзаводе был возведен новый мощный холодильник на 500 тонн рыбы, начала действовать механизированная поточная линия разделки рыбы на тушку, открылись коптильно-вялочное и сушильное отделения. Значительно расширился ассортимент выпускаемой заводом продукции. Выпускалась охлажденная, вяленая, копченая, соленая рыба, Славянский цех наладил производство котлет, балыков, жареной рыбы, жареных пирожков и пельменей с рыбой, рыбных тефтелей, салатов из морской капусты, изделий из креветочной пасты, наборов для ухи.

Однако, сложные социально-экономические процессы, происходившие в стране во второй половине 80-х годов ХХ века отразились и на маленьком рыбачьем поселке.

В марте 1988 года филиал был вновь реорганизован в Ачуевский рыбозавод, а в апреле 1991 года из его состава был выведен Славянский рыбцех, ставший самостоятельным предприятием – Славянским рыбзаводом.

4 июня 1993 года Ачуевский рыбозавод был преобразован в акционерное общество закрытого типа «Ачуевский рыбозавод». Пытаясь выжить в сложные 90-е годы, завод начал создавать собственную рыболовецкую базу. Но в условиях запрета на добычу осетровых пород рыб, тарани, судака, камбалы, выпуска черной икры, балыков и постоянного увеличения налоговых отчислений, предприятие не смогло реализовать намеченные планы, пришло в упадок и в 2000 году перешло в частные руки.

Первое десятилетие нового века для Ачуевского сельского поселения прошло в интенсивном поиске новых путей развития. И этот путь был найден. Еще в 1997 году постановлением главы администрации Краснодарского края «О признании отдельных территорий Краснодарского края курортами местного значения» село Ачуево получило статус курорта. И это не случайно. Песчаные морские пляжи, теплое Азовское море, спокойный ландшафт, мягкий континентальный климат и чистый воздух делают этот уютный уголок Славянского района привлекательным местом отдыха не только для местных жителей, но и для гостей из разных регионов нашей страны, количество которых увеличивается из года в год.

Сегодня на территории Ачуевского сельского поселения успешно работают детский оздоровительный центр ООО «Лебяжий берег», предназначенный для отдыха детей с родителями и детских коллективов, муниципальный детский оздоровительный лагерь «Ровесник», частный пляж «Оазис», созданный руками предпринимателя из ст. Петровской А.Н. Ванжи. По-прежнему бюджетообразующими для поселения являются предприятия рыбной отрасли – ООО «Ачуеврыбпромсервис», ФГУ «Ачуевский осетровый рыбоводный завод».